Две шалавки отгребают как следует


Лилиана, вылезайте, или я влезу в дом. Стекло мне придётся Две шалавки отгребают как следует "Я вас застрелю ещё в процессе! Две шалавки отгребают как следует начать бегать между ними" Никогда не Две шалавки отгребают как следует вампиров. Особенно со звучными псевдонимами.

Я забираюсь за портьеры и открываю окно, даже не потрудившись вооружиться. В открытом бою я проиграю с вероятностью, близкой к ста процентам. Шанс же, что Батори не убьёт меня и в этот раз. Ведь он всё-таки знает моё имя. Я криво ухмыляюсь и встаю на подоконник. Босые ноги неприятно холодит. На тротуаре действительно стоит, усмехаясь, упырь. Я снова кидаю взгляд. Я ухмыляюсь ещё шире и прыгаю прямо на. Пока я лечу, в голове моей успевают пронестись подробные картины того, как я промахиваюсь, или как упырь просто делает пару шагов в сторону.

Эти видения изобилуют очень неприятными деталями, вроде вёдер Две шалавки отгребают как следует, осколков костей и Две шалавки отгребают как следует черепа. Но вампир ловко перехватывает. Но, едва Две шалавки отгребают как следует на ледяной асфальт, я приглушённо взвизгиваю и карабкаюсь на Батори обратно. На такое шоу я Две шалавки отгребают как следует, не задумываясь, купила билет.

Перекидывая меня с руки на руку, Батори умудряется расстегнуть и снять с себя куртку и бросить её на тротуар, меховой изнанкой кверху. На куртку он ставит. Не вставая, он с улыбкой протягивает её. Я гляжу на неё с подозрением: Это меня очень пугает. Это ужасно похоже на предложение руки и сердца. Упырь встаёт и открывает коробочку. В ней лежат серьги моей бабушки. Спутать их ни с чем невозможно: Он пытается вставить одну из серёг в отверстие в моей мочке, но я отшатываюсь: Я только что трогал вашу, простите, попу, - возражает вампир, но всё-таки протягивает мне коробочку.

Возможно, это род истерики. Я не собираюсь грязно лапать ваши уши. Я пришёл помочь. Но я знаю Две шалавки отгребают как следует верный способ её одолеть. Я действительно собираюсь вам помочь. Значит, вы ждёте, что я помогу вам в какой-то другой раз?

Но давайте вернёмся к вашим планам. Я предлагаю вам использовать сценарий, в котором вы чуть не преуспели со. Потому что мы добавим одну маленькую деталь. В руке у Батори появляется беловатая желатиновая капсула Две шалавки отгребают как следует с лесной орех. И когда ваш лис наклонится над бокалами, вы не станете левой рукой нежно-нежно, чувственно-чувственно гладить его по шее, - Батори касается короткими крепкими пальцами своего затылка, - нет, левой рукой Две шалавки отгребают как следует быстро раздавите возле его лица эту капсулу, а правой так же быстро нанесёте удар.

Я не спешу хватать чудо-средство. Просто масло с сильным запахом. Краткий обонятельный шок на секунду-другую дезориентирует вампира.

Он не дезориентирует меня? Но не заходите к нему в нору, даже когда он будет мёртв. Удовольствуйтесь деньгами, которые будут при нём.

Я осторожно - чтобы не раздавить - беру шарик. Батори изображает лёгкий поклон, разворачивается и уходит по улице. Я смотрю на открытое окно, на водосточную трубу, на удаляющегося вампира. Ну уж нет, на помощь я его точно не позову.

Когда на рассвете Патрина обнаруживает мою комнату пустой, её крик подымает весь дом, и кое-кого из соседей. Но на улицу выбегает вся семья. Мальчики Две шалавки отгребают как следует пижамах слегка ёжатся. Тётя Марлена придерживает на плечах вязаную шаль. Мой авторитет в глазах Томека и Рупы взлетает до небес - это написано на их смуглых личиках. В каждом доме цыганского района, в фойе, стоит шкаф для пустых бутылок и несколько ящиков для мусора: В Богемии не ввели экологические нормы на французский манер, это для личного удобства: Считается, что это приучает их мыслить экономически.

Меня очаровывает такой подход. Я в детстве тоже сдавала бутылки - из нужды, и на таких, как я, косились. Хорошие дети не должны сдавать стеклотару - вот неписаное правило галицийского общества. Я чуть ли не впервые ощущаю себя не в одиночестве. Да, и здесь я белая ворона - но здесь я своя белая ворона. Никто не реагирует на мои прусские картавую "р" и мягкую "л", от которых я так и не сумела избавиться.

Мне здесь полагается быть немного странной, это никем не обсуждается и никого не напрягает. Утром окна распахиваются - женщины проветривают хатки и перекликаются: Приходи сегодня ко мне вместе убираться!

Кутнагорские цыганки постоянно ходят друг к другу убираться, получается и быстрее, и веселее. После уборки обязательно садятся пить кофе со штрудельками из кондитерской.

И я хожу со всеми, протираю карнизы, подметаю полы, перешучиваюсь, пью кофе и слушаю сплетни и толки. И по утрам мне тоже кричат: Жаль, что я не могу позволить себе здесь остаться. Но какие это чудесные каникулы! Я просыпаюсь с улыбкой.

А кофе мне, кстати, приносит Патрина. Вялость поутру она считает следствием моей полувампирской сущности, и я её не разубеждаю. Предрождественским утром она меня тормошит: На кухне уже всё кипит: Илонка вымешивает тесто, тётя Марлена дирижирует кастрюлями, сковородками и фаршированным гусем в духовке. Патрина бросается резать начинку для штрудельков - в Рождество только свои, домашние!

Я повязываю пышные банты на торшеры и люстры и булавкой прикрепляю на шторы, кнопками прикалываю на стены и двери. Красные достают на свадьбу.

Банты кончаются, и я иду подметать подъезд и двор. На деревьях во дворе висят бумажные гирлянды. На одной рябине как раз сейчас сидит Томек, цепляя цветастую гирлянду на ветки, и весело переругивается с соседским Кроной, который, волнуясь, бегает внизу и простуженным голосом выкрикивает подсказки. Вечером накрывают пышный стол: На блюдах ломтями нарезанный гусь, отбивные, кусочки печёной говядины, варёные пироги с мясом и луком, овощи и фрукты, штрудельки яблочные, вишнёвые, грушевые, банановые, клубничные, миски со сливками, чтобы штрудельки обмакивать, блины и колбаса.

Тут же рядом стоят бутылки с винами, наливками и водкой, на горлышках повязаны разноцветные бантики. Женщины ходят нарядные, в длиннющих многослойных юбках каких-то сказочных цветов, в атласных и шёлковых блузках, в золотых браслетах и кольцах - по четыре на каждой руке, губы блестят от помады.

Мужчины - в белых костюмах и рубашках цвета, который в каталогах косметики обычно значится как "цыганский пурпурный". Дети кидают жадные взгляды на столы. Солнце заходит, и праздник начинается. Вдруг все срываются с места и начинают перемещаться от апартмана к апартману целыми семьями.

Вваливаясь в хатку, мы кричим: И нам кричат в ответ: Куски со стола хватаются прямо Две шалавки отгребают как следует, стакан в руке у каждого свой; цыганки ревниво сравнивают чужую стряпню со своей, распробывают каждый Две шалавки отгребают как следует.

У детей неизвестно откуда миски с конфетами и печеньями, бутылки с газировкой, но куски со столов они тоже хватают. Все смеются, а потом вдруг расходятся по фойе, и в руках у мужчин оказываются скрипки, цимбалы, барабаны, и они играют - разухабисто и вместе с тем виртуозно.

Выбегают в круг дети и начинают выплясывать.

Похожее видео