Хитростью подставила очко мускулистому парню


Я дрянь, мерзкая тварь… — Зачем вы… — Я знаю, что говорю. Я отсидела полсрока, но я не выйду отсюда… Я это знаю. То, что я сделала… — она поперхнулась, сморщилась и закрыла глаза ладонью. Снаружи завыла сирена — низкий, унылый звук, словно кто-то протрубил в рог.

Лампа под потолком заморгала, погасла, потом зажглась снова вполнакала. Камера стала сумрачной и желтой. Глория подняла голову, на щеке блестела мокрая полоска. Тыльной стороной ладони она вытерла щеку хитростью подставила очко мускулистому парню завороженно хитростью подставила очко мускулистому парню на лампу. Лампа пульсировала, противно зудела, как муха между рам.

По коридору затопали башмаки, загремели железные засовы, кто-то настежь распахнул их дверь и заорал: Такой эмалью обычно красят ремонтные дорожные машины. Кому пришла в голову идея выкрасить Гертруду в такой дурацкий цвет — неизвестно.

До этого Гертруда была крепким дубовым креслом, сработанным почти сто лет назад столяром-мебельщиком Куртом Роттенау, отбывавшем тут пожизненное заключение.

Гертрудой звали покойную мамашу столяра. Тогда, в начале прошлого века, казнь при помощи электричества приобрела популярность и в середине двадцатых доползла до южных штатов, вытеснив наконец патриархальную виселицу. Мода достигла Аризоны и администрация тюрьмы решила не отставать от прогресса. По личной просьбе коменданта столяр Роттенау смастерил ладное кресло с прямой спинкой, а тюремный электрик приладил генератор, проводку и прочую механику — все в соответствии с чертежами, полученными из патентного бюро Альберта Саутвика.

Первая казнь прошла хитростью подставила очко мускулистому парню совсем гладко. Осужденный Бруно Фиш приговорен к смерти за убийство любовницы, суд присяжных потрясла жестокость преступления — убийца орудовал топором был обрит наголо, палач приладил под колпак губку, пропитанную электролитом.

Пристегнул запястья и хитростью подставила очко мускулистому парню. Разряд тока в две тысячи вольт не убил жертву. Фиш потерял сознание, но продолжал дышать, сердце его билось.

Потом снова пустили ток. Один из очевидцев после сострил — гуманней было бы зарубить его топором. Другой очевидец рассказал, что когда ток включили во второй раз, Фиш неожиданно очнулся.

Он бился и страшно кричал, из-под колпака шел черный дым. От жары и пыли першило в горле, Белка закашлялась. Глория впихнула ее во второй ряд, сама встала. В центре тюремного двора высился дощатый помост с деревянной лесенкой в три ступени. Вокруг помоста и вдоль стены стояли вооруженные автоматами охранники, рядом сидели черные, жилистые псы.

Глория не ответила, из переднего ряда повернулась беззубая негритянка: Негритянка ткнула Белку в пах большим пальцем и засмеялась. На подиум неторопливо хитростью подставила очко мускулистому парню плотный лысоватый человек в глухом черном сюртуке, вроде пасторского.

Подошел к микрофону, поправил хитростью подставила очко мускулистому парню. Сложил ладони на животе, словно тайком поддерживал сползавшие штаны. Носатый хитростью подставила очко мускулистому парню степенный он напоминал сытую кладбищенскую ворону. Комендант щелкнул ногтем по микрофону, откашлялся в сторону.

Сегодня… — он посмотрел на запястье. Он замолчал, словно ожидая аплодисментов. Над плацем висела тишина, было слышно, как сипло дышат доберманы, высунув розовые языки. Он достал белый платок, хитростью подставила очко мускулистому парню вытер лоб и макушку. И вы, — он сделал широкий жест рукой. На каждой, на каждой из вас лежит грех, грех перед людьми и грех… — он снова ткнул в небо пальцем, в кулаке был зажат белый платок.

Он снова вытер лицо. В пустом, пронзительно синем небе, плавилось ослепительное солнце. Белка почувствовала, что платье прилипло к спине, пот щекотной струйкой скользнул под резинку трусов.

Я — инструмент Всевышнего, я его кнут. Комендант резко взмахнул рукой, словно собирался кого-то стегнуть. Но я послан вам во искупление. И тут нет места хитростью подставила очко мускулистому парню. Ведь чем больней удар, чем кровавей рана, чем страшней ваши страдания, тут и сейчас… — он сделал паузу, обводя взглядом плац.

Еще есть время, пока человек жив, жива и надежда. Никто не хочет услышать слова Всевышнего: Ад — место скверное. Отец наш небесный сотворил ад для вечной хитростью подставила очко мускулистому парню, вечной кары грешных душ.

Туда же он низвергнул сатану и его воинство. Ад это тюрьма, смрадная темница, созданная для тех, кто решил не подчиняться Его законам. Вы здесь тоже в тюрьме, но здесь вы можете гулять по тюремному двору, у вас есть кровать, душ. Не так в аду. Как писал блаженный Ансельм, стены адской темницы толще четырех миль, там такое скопище грешников, они так стиснуты, что не могут даже вынуть червей, гложущих их глаза!

Это краеугольный камень христианского учения — милосердие. Иисус был послан на землю во искупление грехов наших, дабы вернуть нас, детей заблудших, к Отцу Небесному, в кущи райские. Не на батистовых простынях, не на шелке — он родился на соломе. Тридцать лет он работал простым плотником, в поте лица добывая хлеб для семьи. Но пробил Его час и он, преисполненный сострадания к людям, отправился проповедовать.

О чем Он говорил? Он говорил о любви. Он говорил о любви к ближнему — возлюбить соседа своего, как самого себя, говорил Он, не так сложно. Почему бы не относиться с симпатией к милой Дженнифер, что живет за соседним забором? Или к добродушному Биллу с пятого этажа? А вот вы попробуйте полюбить врага, ненавистного вам типа, один вид которого, тембр голоса которого заставляет вашу кровь бурлить как кипяток!

Комендант вытер шею платком. Его предал ближайший ученик, Его схватили ночью, схватили, как обычного бандита, преступника. Солдаты сорвали с Него одежды, били Его, толпа смеялась, плевала Ему в лицо. Его казнили мучительной смертью, Его прибили к кресту. Но даже там, на Голгофе, хитростью подставила очко мускулистому парню час жесточайших мучений, умирая на кресте, Он нашел в себе силы простить палачей.

Белка неожиданно узнала в одном из охранников Беса, того, из душевой. Он стоял рядом с помостом, сложив руки и лениво поглаживая тупорылый автомат. У нее перехватило дыхание, сердце заколотилось. Она подалась назад, стараясь спрятаться за негритянкой из первой шеренги. Он поднял лицо к солнцу, поморщился и перекрестился. Заключенные тоже начали невпопад креститься. Белка почувствовала на себе чей-то взгляд, она повернула голову и скосила. За ее спиной стоял охранник с собакой, на его огромный кулак был накручен кожаный поводок.

Высокий, выше других на целую голову, широкоплечий и хитростью подставила очко мускулистому парню, он казался каким-то мутантом, слишком крупным для нормальной человеческой особи. Белка лишь мельком увидела его лицо — она тут же испуганно отвернулась. Левая сторона от виска до подбородка, казалось, была ошпарена кипятком, на месте глаза темнела впадина со склеенными веками.

Правый глаз, дикий, выпученный, смотрел прямо на. Белка ковыряла ложкой бобовую похлебку, похожую на жирную грязь. А после химики ее пальцы нашли на баяне, которым туза завалили. Беззубая быстро перекрестилась и прижала большой палец к губам, будто целуя. Подстава… — мулатка лениво отмахнулась от беззубой. Она подвинула миску к Глории. Вечерняя поверка проходила без пяти десять. Заключенные выстраивались перед своими камерами, старшины проводили перекличку, докладывали дежурному по хитростью подставила очко мускулистому парню.

Те докладывали дежурному по тюрьме. В десять в камерах выключали свет. Белке досталась койка у двери. Дверь была из толстых железных прутьев, между которых едва протискивался кулак.

Похожее видео