После урока физкультуры оставил отрабатывать оценку онлайн


На первый взгляд, пригретая солнцем провинция. Покинув поезд, Роман последовал по указателям, протискиваясь сквозь вокзальный люд. Сновали коммерсанты с пирожками и водой и носильщики с тележками. Пацаненок, если верить надписи на кепке, сотрудник ФБР, дергал мать за платье, требуя сахарного петушка.

Две старухи в галошах спорили, с хвоста или с головы поезда пронумерованы вагоны. Пререкались они вяло, потому что распалившееся солнце, казалось, отбивало всякую охоту резких движений и решительных действий. В голосе, объявлявшем рейсы, тоже мнилась сонливость. Вокзал и прилегающая к нему площадь на удивление внушали доверие.

Роман оставил в камере хранения два чемодана, а с портфелем и после урока физкультуры оставил отрабатывать оценку онлайн поехал по первому адресу — на улицу Красной Позиции.

Некий Андрей Леонидович сдавал там однокомнатную за десять, а в шаговой доступности располагались две школы с вакансиями. Район рядом с центром, что немаловажно. Потому что квартира по второму адресу — на Гагарина — находится в монотонном спальном районе, который словно один на всю Россию, с клонами от Калининграда до Владивостока. Если в ментальном поиске переезжать в после урока физкультуры оставил отрабатывать оценку онлайн город, то вплотную к его сердцу.

Неделями рисуя в своем воображении Казань, Роман допускал три версии, почти не стыкующиеся после урока физкультуры оставил отрабатывать оценку онлайн с другом. В первой властвовал дикий контраст между центром и периферией. В центре по прихоти элиты проводились мировые форумы и Всемирная летняя Универсиада, а на периферии текла самая будничная пятиэтажная жизнь с пьянством, скандалами и поножовщиной. Будущее детей определялось на генетическом уровне: Ночью город превращался в шум.

В сердце асфальт сотрясался от гвалта корпоративов и ночных клубов, пока по краям, в рюмочных, с хрустом разбивались носы и проламывались черепа, а на пустырях лезли драться стенка на стенку. Во второй версии Казань представала тихой провинцией, бессобытийной и однообразной. Милые и сердечные бюргеры неспешно прогуливались по тенистым аллеям и бормотали под нос песни, давно выпавшие из хит-парадов и горячей ротации.

Почти все были знакомы между собой, а гостей из иных краев сразу зазывали на чай и после урока физкультуры оставил отрабатывать оценку онлайн, точно ненароком, приучали к своим нравам и обычаям. Все отдавалось на откуп середнячкам. Здесь не водилось ни гениев, ни злодеев, так как все неповторимое и угловатое, сточив зубы, либо растворялось в кислотно-заедающей после урока физкультуры оставил отрабатывать оценку онлайн, либо исторгалось из дружной семьи середнячков без права на возвращение.

Согласно третьей версии, Казань завлекала национальным своеобычием. Так как фундаментализм не приветствовался, женщин, конечно, не заставляли носить хиджаб и паранджу, а непритесняемая административными мерами русская речь слышалась всюду. При этом модно было надевать тюбетейки, громко говорить на татарском и по-дружески подкалывать Ивана: Платить за проезд оказалось проще, чем в московских автобусах.

Водитель, смуглый южанин, на правильном русском объяснил, что турникетов в казанском наземном транспорте нет, и указал на кондуктора. Купив билет с рекламой пластиковых окон на оборотной стороне, Роман занял сиденье у окошка. Обхватив руками портфель и сумку с ноутбуком, он наблюдал, как мимо проплывают старые дома, залатанные и не очень, автобусная стоянка, рынок. В награду смельчак получил два истошных сигнала в спину. Взгляд Романа зацепился за здание с голубой покатой крышей и площадь с фонтанами рядом с.

За площадью простирался водоем, на акватории которого белели многочисленные лодки и катамараны. Роман тут же забросил удочку в поисковик на смартфоне. Здание — театр имени Галиаскара Камала, родоначальника татарской драматургии, комедиографа, разбавлявшего собственное творчество адаптированными переводами из Островского. Постановки в театре идут строго на татарском языке, в том числе пьесы Шекспира, Мольера, Джармуша. Занятное зрелище, должно. Фонтаны светомузыкальные, а площадь с ними — в ряду обязательных для ознакомления достопримечательной.

Надо долго жить в норе или в пещере, чтобы тебя изумили светомузыкальные фонтаны. Водоем — древнее озеро Кабан, окутанное сонмом легенд и преданий. И на Кабане действует прокат лодок. Во вторую встречу с К. Увлекшись переходом по ссылкам, Роман едва не пропустил остановку. Чуть не подумал назвать ее своей — да какая после урока физкультуры оставил отрабатывать оценку онлайн своя? Но прилично Путь на улицу Красной Позиции простирался через мост над железной дорогой.

Ветка пролегала в широком овраге исчезала за поворотом вдалеке. Когда нагрянет неодолимая хтонь, известно, что в двух шагах разъезжают составы, груженные товаром и пассажирами. Лев Николаевич, думается, немало способствовал популяризации гибели под колесами поездов. Впрочем, это все Гёте виноват со своим Вертером. Скольких надоумил, и не счесть. Улица Красной Позиции растянулась вдоль оврага.

Кособокие, кучерявые, ветки местами спилены. Из домов преобладали хрущевки, также встретились два старых общежития и вытянутое строение, смахивающее на казарму. Нужный адрес Роман отыскал. Идиллический двор, спрятавшийся среди домов-близнецов, порождал тоску по вымышленному времени, когда все были равны и счастливы и довольствовались малым. Роман насчитал пять скамеек — все с голубыми сиденьями и красными ножками. Три из них облюбовали бабки. Еще выделялась железная беседка, не предназначенная, очевидно, для уединения, потому что она находилась на виду у сотен окон.

Траву здесь словно и не стригли. Андрей, хозяин квартиры, приступил без раскачки: Сам живу за городом, в Казань наведываюсь нечасто. Дом хороший, три года назад проводили капремонт. Окна, как видишь, не на солнечную сторону, поэтому не жарко.

Зимой топят исправно, мерзнуть не станешь. Не Москва, но прилично. Завершив последнюю фразу, Андрей на мгновение замер, остановив взгляд на госте, точно ожидая капризов от столичного фрукта. В хозяине, несмотря на отсутствие могучей стати, безошибочно подмечалось нечто мужицкое, не измеряемое рейтингами и социальными опросами. Не составляло труда вообразить, как Андрей колет дрова или, расстелив на асфальте куртку, сосредоточенно латает что-то в брюхе машины.

Потому что балкона тоже. Если вдруг закуришь, то во дворе. Андрей повел Романа на кухню. Если в комнате лежал линолеум песчаного цвета с крапинками, местами вздувшийся, то на кухне хозяин положил кафель. Допотопная после урока физкультуры оставил отрабатывать оценку онлайн плита просилась в утиль, зато навесные шкафы, микроволновка и вместительный холодильник производили впечатление надежных товарищей. Чиркнув спичкой, хозяин зажег последовательно три огня на плите.

Что касается посуды, то вся. Кастрюля и сковорода. Тесной ванной комнате Роман выставил бы четверку с минусом.

После урока физкультуры оставил отрабатывать оценку онлайн на двери не было, плотно она и не закрывалась. Смеситель мужественно доживал свой век. До четверки по пятибалльной после урока физкультуры оставил отрабатывать оценку онлайн ванная дотягивала благодаря стиральной машине, чудесным образом размещенной в крохотном пространстве так, чтобы не загораживать проход. Андрей опустошил сливной бачок, словно заверяя в его исправности. Они вернулись в комнату.

Не больше двух часов. На крайний, можешь сегодня решать, а завтра мне позвонишь. Спускаясь по лестнице, Роман обнаружил две вещи, не замеченные поначалу.

Во-вторых, в квартире нет противных запахов — от стен ли, от пола, от мебели, от жильцов бывших. Марат Тулпарович Директор самолично снял трубку и сразу взял доверительный тон. Сообщил, что едва вернулся с совещания. Педагог им требуется, и Роман может заглянуть в школу хоть. Их есть у. Огороженная спортивная площадка с покрытием из резиновой крошки, баскетбольными щитами и воротами для мини-футбола давала понять, что к чему-чему, а к спорту в школе настроены серьезно.

Учебное здание из четырех этажей, точно вытесанное из белого камня, смотрелось свежо. Вахтерша в будке объяснила, что директорский кабинет искать следует в конце коридора. На полу там и сям попадались остатки строительного мусора.

Один рабочий на корточках красил плинтус. В запыленных штанах, где карманов было что на жилетке Вассермана, и в рубашке в черно-белую клетку, рабочий управлялся с кистью по-свойски и в меру неряшливо. Секретарь, немолодая дама, представившаяся Еленой Витальевной, сказала, что директор пока занят.

Роман занял стул напротив секретарского стола и положил на колени рюкзак и портфель с ноутбуком.

Похожее видео